Институт совместного завещания – новелла наследственного права России

Консультация юриста в Москве 8(495)997-16-34
Консультация юриста в Курске - 8(4712)746-806

Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) как ядро современного отечественного гражданского законодательства перманентно изменяется и дополняется во исполнение положений, касающихся ряда базовых направлений его развития и усовершенствования, утверждённых Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации, целевым программным ориентиром которой выступает Указ Президента Российской Федерации от 18.07.2008 №1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». Одним из подобных реформаторских решений, вызвавшим бурную дискуссию среди специалистов в области доктрины наследственного права как подотрасли гражданского права РФ, стало внедрение в ГК РФ института совместного завещания супругов путём принятия Федерального закона от 19.07.2018 №217-ФЗ «О внесении изменений в статью 256 части первой и часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации» (ФЗ №217), вступающего в законную силу с 1 июня 2019 года.

Отдельные положения ФЗ №217 позволяют выделить некоторые наиболее яркие отличительные особенности совместных завещаний супругов в РФ:
1) они могут совершаться лишь лицами, состоящими в зарегистрированном браке;
2) содержание таких завещаний не ограничивается распоряжением общим совместным имуществом супругов и способно включать в себя распоряжения личным имуществом каждого из них;
3) совместное завещание может определять не только порядок перехода прав на имущество супругов, но и иные распоряжения (о назначении душеприказчика, завещательном отказе, назначении и подназначении наследников, определении долей в наследстве);
4) составление (действительное наличие) совместного завещания супругов не лишает каждого из них права на его изменение или же составление личного завещания, лишающего совместное юридической силы (при этом указанные действия надлежит совершать при жизни обоих супругов).

Институт совместного завещания супругов существует в праве ряда зарубежных стран в качестве механизма передачи имущества супругов. Так, наследственное право Германии на сегодняшний день предоставляет супругам, а также официально зарегистрированным партнёрам (с 01.08.2001 благодаря вступлению в силу Закона «О внебрачных партнёрствах») право совместного завещания, регламентируемое главным образом гл. 8 разд. III Германского гражданского уложения (ГГУ) «Совокупное завещание». При этом сущность «совокупного» завещания супругов в немецком праве сводится к тому, что волеизъявления супругов по поводу судьбы имущества каждого из них согласованы (т.е. представляют собой акт, отражающий единство автономий воли обоих супругов – §2272 ГГУ) и взаимообусловлены (так, §2270 ГГУ устанавливает, что при включении супругами в совокупное завещание постановлений, относительно которых предполагается, что распоряжение со стороны одного супруга не последовало бы помимо распоряжения другого, ничтожность или отмена одного из них влечёт за собой и недействительность другого). Согласно статистике, в Федеративной Республике Германия из общего количества распоряжений на случай смерти 57% приходится именно на совместные завещания , что свидетельствует о популярности среди граждан Германии таких актов как наиболее удобного и практичного правового способа оформления своей последней воли.

Действующий Гражданский кодекс Украины (ГКУ) в ст. 1243 аналогично устанавливает право супругов на общее завещание относительно имущества, принадлежащего им на праве общей совместной собственности, в случае составления которого доля в праве такой собственности после смерти одного из супругов переходит к супругу, который его пережил. При наличии же факта смерти последнего право наследования приобретают лица, определённые супругами в завещании. При жизни жены и мужа каждый из них имеет право на отказ от совместного завещания при условии его обязательного нотариального удостоверения. При этом в случае смерти одного из супругов нотариус накладывает запрет на отчуждение имущества, указанного в завещании. В целом при сравнительном анализе норм ФЗ №217 и ГКУ наблюдается ряд существенных сходств, что ярко свидетельствует о единстве тенденций развития постсоветского пандектного права.

Вместе с тем, по нашему мнению, ФЗ №217 обладает серьёзным недостатком, а именно не предусматривает каких-либо ограничений и обременений для имущества, указанного в совместном завещании, после смерти одного из супругов (в отличие от ГГУ и ГКУ), тем самым лишая наследника законных средств защиты его прав при отмене или изменении завещания вторым супругом. Более того, развёрнутая критика положений ФЗ №217 содержится и в Экспертном заключении Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства по проекту Федерального закона №801269-6. Так, Совет указывает на игнорирование поправками к ГК РФ возможности содержания в совместном завещании взаимосвязанных распоряжений особого, в том числе встречного, характера, требующих специального регулирования. При этом непрояснённой остаётся и юридическая характеристика совместного завещания (односторонняя ли это сделка или договор; носят ли в данном случае волеизъявления супругов встречный характер или же преследуют одну и ту же цель; соответствуют ли совместные завещания всей системе норм о сделках). Изменениями аналогично не решаются вопросы:
1) формы совместного завещания (единый это документ или же 2 разрозненных документа; так, согласно германскому законодательству, совместное завещание не обязательно должно представлять собой один документ, а распоряжения каждого супруга могут различаться по содержанию);
2) его видов и способов признания недействительным (так, немецкая доктрина наследственного права указывает видами совокупных завещаний взаимо- и невзаимосвязанные акты волеизъявления супругов, от которых соответственно зависят и основания их недействительности).

Кроме того, нельзя не отметить, что ФЗ №217 не содержит порядка уведомления нотариусом, удостоверившим завещание одного из супругов или принявшим его закрытое завещание, другого супруга об указанном факте. Полагаем, что данный пробел с большой долей вероятности может привести к значительному увеличению количества споров о ненадлежащем уведомлении и дальнейшем признании совместных завещаний супругов недействительными.

В результате вносимых изменений нарушается и баланс в соотношении действующего федерального законодательства и практики его применения судами как субъектами правоприменительной деятельности. Так, п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 №9 «О судебной практике по делам о наследовании» предусматривает недействительность завещания вследствие его ничтожности при несоблюдении установленных ГК РФ требований, в том числе недопустимости совершения завещания двумя или более гражданами (п. 4 ст. 1118 ГК РФ). В данной связи представляется необходимым пересмотреть существующие основания недействительности указанных актов с учётом изменений, вносимых ФЗ №217.

Таким образом, введение института совместного завещания супругов, невзирая на его очевидные достоинства в контексте увеличения степени диспозитивности правового регулирования наследственных отношений и реализации принципа свободы завещания, в целях эффективной его реализации и во избежание коллизий в правоприменении всё же требует симбиоза чёткой концепции предлагаемых новелл и учёта передового зарубежного опыта.